Подготовка противоракетной обороны в 1956 году

Главная » История » Подготовка противоракетной обороны в 1956 году

противоракетная оборона

В ноябре в Семипалатинск завезли целый эшелон тротила. На одной из площадок установили несколько П-образных виселиц, на которых подвесили головные части баллистических ракет в полной комплектации. На поверхности земли установили датчики давления. На расчетном расстоянии от виселиц заложили 10 тонн взрывчатого вещества. В условный момент раздался взрыв чудовищной силы. Взрыв засекли американцы и квалифицировали его как атомный.

На этот раз радиоактивность не мешала. Внешне головные части выглядели целыми, но при внимательном рассмотрении специалистам удалось заметить отдельные повреждения. Сняли показания приборов, проверили работоспособность аппаратуры головных частей, долго судили и рядили, но определенный вывод о сохранении работоспособности сделать не смогли. Стало ясно, что создать боевую часть, способную разрушить боезаряд и предотвратить атомный взрыв будет очень и очень трудно.

В Военно-промышленной комиссии вопросами противоракетной обороны занимался профессор Аркадий Александрович Космодемьянский. Однажды он вызвал к себе в Кремль конструктора НИИ-6 Константина Исааковича Козорезова, поручил ему разработку боевой части противоракеты и выдал тактико-техническое задание: предполагаемый промах — 75 метров (попасть противоракетой в ракету на громадной встречной скорости практически невозможно, определенный промах неизбежен и заранее закладывается в задание), вес боевой части — 500-600 кг, высота встречи — 25 км, скорость противоракеты — 1 км/сек, скорость головной части баллистической ракеты на высоте перехвата — 2-2,5 км/сек, относительная скорость встречи -3,5-4 км/сек.

Задача архисложная. Добиться на громадной встречной скорости полета точного срабатывания радиовзрывателя невозможно. Команда на подрыв должна подаваться с земли по результатам расчетов быстродействующей ЭВМ. Даже в этом случае ошибки наведения могут быть велики, поэтому при взрыве боевая часть противоракеты должна создать сплошное дисковое поле поражения. Пролетая через это поле, головная часть ракеты обязательно столкнется с несколькими поражающими элементами, которые нанесут ей поражение.

Обдумав предложение Космодемьянского, Козорезов пришел к выводу, что предстоящая работа необычайно сложна, но интересна и выполнима. Он согласился. Однако в НИИ-6, где работал конструктор, приняли иное решение. Огласил решение Борис Петрович Жуков.

— Вот, у меня записка Василия Алексеевича Сухих. В ней такое же предложение по боевой части, как и у вас. Разрабатывается боевая часть Вороновым. Есть предложение Воронова и назначить главным конструктором.

Спорить невозможно. Жуков был заместителем министра, Сухих — директором института, а Воронов — его фаворитом. Воронова утвердили. Но недовольный этим решением Космодемьянский подготовил и подписал в ВПК документы, в соответствии с которыми Козорезову также поручались опытно-конструкторские работы по противоракетной боевой части. Понимая, что Сухих, Воронову и Козорезову далее «в одной берлоге» не ужиться, Космодемьянский перевел последнего из НИИ-6 в ГСКБ-47 (ныне ГНПП «Базальт»).

Законы жизни

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*